+7(963)995-10-01  +7(963)995-22-20  +7(926)112-49-21

г. Мытищи, ул. Крупской, д. 25

г. Фрязино, ул. Советская, д. 3б

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Новости
21 августа

Семинар для ветеринарных специалистов 19 июня в Санкт-Петербурге

 

Начало: 10:00, 19 июня 2014 года
Окончание: 18:30, 19 июня 2014 года
Адрес: Россия, Санкт-Петербург, проспект Металлистов, 115
Свободные места: Неограниченно
Уважаемые коллеги, мы будем рады увидеть вас на очередном семинаре из цикла образовательных программ.

Темы семинара: 
• «Шок»
• «Токсикология»
• «10 самых актуальных практических рекомендаций при неотложных состояниях»



Место и время проведения: 
г. Санкт-Петербург, пр. Металлистов, д. 115, лит. А
Гостиница «Полюстрово», «Большой зал»
19 июня 2014 г. с 09:00 до 17:30

Вход на семинар свободный, по предварительной регистрации. Для этого необходимо пройти по ссылке: www.vetseminar.timepad.ru/event/121558 

Основной докладчик: Эмили Томас (Emily Thomas), г. Лондон, специалист по экстренной помощи, интенсивной терапии и реаниматологии в крупном специализированном центре в Великобритании. Имеет степень бакалавра Оксфордского университета, проходила ветеринарную практику в Кембриджском университете с последующей (по окончании университета) практикой в Королевском ветеринарном колледже Лондона, а затем три года стажировалась в университете Пенсильвании в США.

С докладами также выступят Партнеры: Globalvet group, Nestle Purina, «Агроветзащита».

По окончании семинара выдаются сертификаты, которые идут в зачет часов Программы последипломного образования ветеринарных специалистов. 

Подробнее на сайте: www.vetseminar.ru

 

Жирафу не осталось места в Европе

Селекционеры зоопарка Копенгагена объяснили, почему они убили жирафа Мариуса

 
 
Умерщвление полуторагодовалого жирафа Мариуса в Копенгагенском зоопаркеУмерщвление полуторагодовалого жирафа Мариуса в Копенгагенском зоопаркеДемонстранты, протестующие против убийства жирафа, рядом с Копенгагенским зоопаркомЛев поедает останки жирафа МариусаПолуторагодовалый жираф Мариус

Фотография: AFP/Getty Images

10.02.2014, 15:24 | Анастасия Берсенева
 

В зоопарке столицы Дании был убит полуторагодовалый жираф Мариус. Таким образом селекционеры старались не допустить инбридинга — скрещивания животных в пределах одной популяции. Тысячи людей в Дании подписали петицию против умерщвления Мариуса. Однако сотрудники зоопарка убили его, а тушу скормили львам. В Московском зоопарке раскритиковали действия датских коллег.

Сотрудники зоопарка Копенгагена умертвили совершенно здорового жирафа Мариуса. Утром в воскресенье 18-месячному жирафу дали его любимое лакомство — блюдо из ржаного хлеба. После этого ветеринар приставил к его голове строительный пистолет, забивающий гвозди, и нажал на курок. Животное рухнуло к ногам детей, столпившихся вокруг.

Процедура забоя Мариуса была представлена как детский образовательный проект, поэтому мероприятие было заранее анонсировано, и на него пришли родители с детьми.

На глазах у детей, многим из которых было по шесть-семь лет, туша жирафа была разделана. Специалисты подробно комментировали процесс, а также анатомию животного. «Дети задавали хорошие вопросы», — заявил CNN научный руководитель зоопарка Копенгагена Бенгт Хольст.

«Это хорошая возможность пригласить наших гостей, чтобы они посмотрели. Мы здесь для того, чтобы просвещать людей, и это хороший способ показать людям, как выглядит жираф, — пояснил Хольст. — Люди пришли с детьми и без детей.

У нас было много людей. Раньше мы приглашали на разделку змей, зебры и коз. Жираф у нас — впервые».

Объясняя способ забоя, Хольст сказал, что снотворные препараты и яды они не стали использовать, чтобы не испортить мясо. Тушу потом отдали на обед львам, тиграм и леопардам, а небольшая часть отправлена в лабораторию на исследования. «В таких случаях мы никогда не выбросим 200 кг отличного мяса», — сказал Хольст.

Против убийства жирафа выступили 27 тыс. человек, подписавших петицию. Они до последней минуты призывали руководство зоопарка изменить решение. На странице зоопарка в фейсбуке шли ожесточенные дебаты. В итоге администрация учреждения опубликовала на своем сайте интервью с Бенгтом Хольстом, который разъяснил причины забоя Мариуса.

Жираф был убит из необходимости поддерживать генетическое разнообразие.

В вольерах европейских зоопарков животные содержатся вместе, их спаривание не контролируется. Когда рождается слишком большое количество животных с одинаковыми генами, то селекционеры убивают лишних животных, чтобы не допустить инбридинга — скрещивая в пределах одной популяции. Запрет на инбридинг прописан в правилах Европейской ассоциации зоопарков и аквариумов, в которую также входит Московский зоопарк.

Численность животных с такими же генами, как у Мариуса, оказалась слишком большой. Передать его в другие зоопарки Европы было нельзя, так как там также находились родственные ему животные.

В итоге Европейская ассоциация зоопарков и аквариумов согласилась с необходимостью умертвить жирафа. «Для успешной селекции иногда необходимо забивать животных», — говорит Хольст. Он отмечает, что среди принципов программы разведения животных — благополучие зверя на протяжении всей его жизни, какой бы длинной или короткой она ни была.

Защитники Мариуса предлагали другие варианты — стерилизовать жирафа, давать ему контрацептивы или передать в один из зоопарков, не входящих в программу разведения.

Однако Хольст заявил, что контрацептивы и стерилизация негативно влияют на здоровье животного. А это уже будет нарушение принципа благополучия. На вопрос о передаче жирафа в другой зоопарк Хольст ответил несколько туманно, указав, что их зоопарк должен придерживаться определенных правил, в числе которых — запрет на продажу зверей. О бесплатной передаче жирафа он ничего не сказал. Выпускать зверя в дикую природу тоже было бы слишком жестоко, так как естественная среда полна опасностей и шансов на выживание у Мариуса было бы немного.

Хольст отметил, что живым Мариус занимал бы место для другого, более генетически выгодного для зоопарка животного.

Между тем представители Европейской ассоциации зоопарков и аквариумов, подтвердив свое согласие с процедурой, отметили, что в рамках мероприятий по сохранению генетической чистоты умерщвляется немного животных: обычно убивают больных зверей.

Датчане же заявили, что каждый год по причине родственного скрещивания забивается 20–30 животных, в том числе коз, антилоп и диких кабанов. «Жираф у нас первый. Я не понимаю возмущения — мы все привыкли к текущей ситуации в животном мире (зоопарка), которая основывается на ситуации в дикой природе, — сказал Хольст. — Мы должны обеспечить здоровую популяцию, и для этого нужно контролировать и координировать усилия по селекции».

В Европейскую ассоциацию зоопарков и аквариумов входит 347 зоопарков. Они всегда мечтали заполучить жирафа любого пола. В последние несколько лет программа по разведению жирафов принесла обильные плоды, этого было достаточно, чтобы закрыть их недостаток.

Более того, с 2012 года в Европе было два случая эвтаназии лишних животных, рассказал The Guardian Йорг Джебрам, куратор европейской программы исчезающих животных по жирафам.

В рамках программы разведения группа самок содержится вместе с одним самцом. Все детеныши в обязательном порядке отделяются от своей группы, как только они достигают половой зрелости. Молодые самки обычно передаются для создания новой племенной группы, а самцы передаются в зоопарки, где содержатся группы из мужских особей. Когда рядом нет самок, они могут сосуществовать мирно, без драк.

«Зоопарки могут найти средства на содержание жирафов, но многие не имеют такой возможности. Молодой самец теоретически может быть отправлен в женскую группу, но многие специалисты предпочитают использовать для разведения более зрелых животных, — объясняет Джебрам. — Вариант отправки Мариуса в зоопарк, не входящий в ассоциацию, не подходил, так как это грозило бы худшими условиями для жирафа, он мог попасть в цирк или частный зоопарк. Необходимо также помнить, что Мариус не был представителем редкого подвида».

Контрацептивы не рекомендуется применять к жирафам из-за ярко выраженного седативного эффекта. От этих препаратов жирафы периодически засыпают. «А когда они в отключке, у них может переломиться хрупкая шея», — добавил эксперт.

В Московском зоопарке негативно оценивают действия коллег. «Позиция Московского зоопарка совсем другая, чем у ряда европейских зоопарков, — заявила «Газете.Ru» пресс-секретарь Московского зоопарка Анна Качуровская. — У них существует практика размножения животных без предварительного заказа на детенышей или без возможности содержания. Это делается как аттракцион для публики, потому что публика любит молодых и красивых детенышей. Потом, когда животное негде содержать, его убивают.

Зачем Копенгагенский зоопарк сделал из этого просветительскую акцию — нам трудно сказать. Это вызвало удивление, мягко говоря».

Качуровская отметила, что посетители Московского зоопарка часто предъявляют претензии к тому, что в вольерах много пожилых животных. «Но это наша гражданская позиция. Мы не занимаемся эвтаназией животного, только в крайних случаях, когда оно болеет, мучается. Мы считаем важным показать, что в мире есть и старые животные. Также мы никогда не разводим животного, если нам негде его содержать», — объясняет представитель зоопарка. Качуровская отметила, что спаривание не может произойти внезапно, это всегда запланированный этап. Поэтому самки содержатся отдельно от самцов.

Россия подложила Европе свинину

Польша и Литва считают, что Россия начала с ними торговую войну из-за Украины

Фотография: AFP/GettyImages

08.02.2014, 12:18 | Карина РомановаИлья Ильин
 

Уже неделю сохраняется запрет на поставки в Россию свиноводческой продукции из Европейского союза. Премьер-министр Польши призвал ЕС к выработке единой позиции в этом вопросе. Европейские производители терпят убытки. Прибалтийская и польская пресса говорит о начале торговых войн. А тем временем российские потребители готовятся к росту цен на свинину.

В пятницу премьер-министр Польши Дональд Туск заявил, что все страны Евросоюза должны сообща добиваться снятия российского запрета на поставки свинины. «Задача заключается в том, чтобы удержать единую позицию европейских стран вне зависимости от того, сколько отдельные страны экспортируют свинины, потому что вместе мы намного сильнее», — подчеркнул Туск.

В январе этого года в Литве была зафиксирована вспышка африканской чумы свиней, в связи с чем 25 января Россия ограничила импорт свинины с территории этой прибалтийской республики.

Со дня обнаружения вируса по настоящее время в других странах ЕС очагов заражения официально зафиксировано не было, однако Россельхознадзор заявил, что прием продукции свиноводства прекращен из всего Евросоюза.

Глава ведомства Сергей Данкверт объяснил подобные меры отсутствием в блоке границ . «Я два месяца не вижу перспектив восстановления поставок свинины из стран Евросоюза, — сообщил Данкверт, указав, что до этого момента ЕС должен провести регионализацию, то есть составить список стран, в которых есть риск возникновения эпидемии АЧС.

По мнению Данкверта, европейские службы должны распространить регионализацию как минимум на Латвию, Польшу, Эстонию и Литву, а в опасную зону также стоит включить такие страны, как Нидерланды, Германия, Венгрия, Словакия и Румыния.

Тем не менее прием продукции свиноводства приостановлен даже из тех стран, которые находятся далеко от зараженных литовских регионов. Например, уже были случаи возврата машин с грузом во Францию.

«Я был бы готов пойти навстречу Италии, Франции и другим странам, — заявил Данкверт, — но нужно работать. Чтобы это сделать, надо иметь понимание того, что ЕС все правильно оценивает, хотя сейчас у них самих этого понимания нет. Европейские коллеги прикладывают минимальные усилия».

Сложившаяся ситуация вызвала в Европе обеспокоенность. Так, Ассоциация французских боен Sniv-Sncp призвала Европейскую комиссию как можно скорее предоставить России все необходимые сведения и документацию.

«Европейская комиссия явно не отдает себе отчета в том кризисе в сфере свиноводства, который может возникнуть в самое ближайшее время. Она, судя по всему, не намерена отвечать на направленный ей российской санитарной службой запрос, в котором содержится требование не выдавать санитарные экспортные сертификаты на мясо из стран, граничащих с Литвой», — цитирует заявление ассоциации ИТАР-ТАСС.

В послании отмечается, что ухудшению ситуации будут способствовать и чрезмерно длительные сроки ее рассмотрения, так как ближайшая встреча между представителями ЕС и России по данному вопросу «состоится только в конце февраля». В заявлении особо подчеркивается, что «Россия является главным клиентом производителей свинины из ЕС и ее годовой импорт этой продукции превышает 800 тыс. тонн при стоимости более чем €1 млрд». По оценкам Национальной мясной ассоциации, в прошлом году в РФ было импортировано европейской свинины и субпродуктов из шпика на сумму около €1,3 млрд.

В свою очередь, министр сельского хозяйства Польши Станислав Калемба в эфире местного радио сообщил, что его страна будет добиваться от Евросоюза компенсации в связи с эмбарго России на поставки свинины.

«Потери в среде предпринимателей и представителей сельскохозяйственного сектора уже есть. Мы ведем переговоры с Брюсселем. Существуют резервные фонды. Мы точно будем добиваться компенсаций утраченной прибыли», — сообщил министр. Тем не менее, по словам Калембы, ограничения, наложенные Россией, слишком суровы. Он подчеркнул, что ни Польша, ни Евросоюз не согласятся на то, чтобы запрет затронул Литву с прилегающими к ней регионами, в том числе польскими.

Еврокомиссар по расширению и политике соседства Штефан Фюле во время выступления в Европарламенте заявил, что Еврокомиссия может обратиться в ВТО для разрешения сложившейся ситуации.

«Это непропорционально и имеет громадное влияние на нашу индустрию. Если решение не будет найдено, мы запросим консультации в ВТО», — заявил Фюле.

Несмотря на позицию ЕС, Россельхознадзор придерживается выбранной ранее линии: все проблемы связаны с медлительностью служб Евросоюза относительно мер экологической безопасности, то есть с юридической стороной вопроса.

«Мы должны прекрасно понимать, что интересы друг друга должны быть нам так же близки, как и наши собственные интересы. Евросоюз пренебрег этим правилом. Мы предупреждали о том, что вспышка АЧС возможна на территории ЕС в любое время со вспышки в Закавказье. Это и случилось. Никаких мер Евросоюз не принимал, там не создано системы эффективного ветеринарного контроля, которая сделана на Украине», —рассказывал Алексей Алексеенко, помощник руководителя Россельхознадзора.

Вполне логично, что в свете нынешних отношений между ЕС и Россией, которые ухудшились на фоне украинского политического кризиса, многие полагают, что ограничения Россельхознадзора имеют под собой политическую подоплеку. Польская Gazeta Wyborcza охарактеризовала российские запреты как начало торговой войны. По мнению газеты, запретительные меры связаны с позицией Евросоюза по Украине, ведь конфликт начался сразу после саммита ЕС — Россия, который прошел в «прохладной» атмосфере.

Российские эксперты считают, что говорить о начале торговой войны причин нет.

По словам Сергея Юшина, руководителя исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации, надзорные органы РФ просто не могут принять европейский ветеринарный сертификат: «Россельхознадзор напомнил Евросоюзу, что в действующем документе указано, что территория Евросоюза свободна от АЧС. В данном виде документ не отвечает сегодняшним реалиям: АЧС в Европе есть». Юшин считает, что европейские службы должны со всей ответственностью подойти к ситуации и понять, в каких областях гарантированно нет опасности появления вируса АЧС. При этом он отмечает, что экономический ущерб для европейцев будет действительно велик, однако этот факт не должен влиять на позицию Россельхознадзора.

«Основная проблема в том, что при решении вопросов обеспечения биологической пищевой безопасности экономические последствия не должны ставиться во главу угла или быть основой для принятия решений. Последующие риски и последствия ущерба с точки зрения заноса вируса на наши фермы будут очень тяжелыми, —

объясняет Юшин. — Таким образом, у России просто не было другого варианта».

По мнению Алексея Портанского, ведущего сотрудника Института торговой политики НИУ-ВШЭ, реакция европейской стороны вполне закономерна. «Первая позиция, которую занимает обвиняемая сторона, — это то, что предпринимаемые действия несправедливы, что это начало торговых войн. Конечно, все зависит от конкретной ситуации, часто бывает так, когда есть политическое желание ущемить партнера, поэтому используется торгово-экономическое сотрудничество», — говорит он. Тем не менее, и по мнению Портанского, нынешняя ситуация не является политической: «Данный вопрос достаточно чувствителен для нашей стороны. Сейчас наше свиноводство на подъеме, мы сами собираемся экспортировать свиноводческую продукцию».

Тех же взглядов придерживаются и российские производители, которые отмечают, что заградительные меры могут оказать благотворное влияние на российскую свиноводческую промышленность. «Вспышки АЧС в России последних лет отразились на большой доле личных хозяйств, серьезно пострадало отечественное свиноводство в южных регионах, например на Кубани. При этом из-за АЧС в подсобных хозяйствах под угрозой были и крупные свинокомплексы. Ограничения импорта могут привлечь инвесторов в индустриальное свиноводство, сделать его более рентабельным», — считает представитель ОАО «Группа «Черкизово» Александр Костиков.

Тем не менее, несмотря на положительные стороны ограничений для отечественного производителя, по словам Костикова, стоит ожидать роста цен на живую свинью в районе 10–15%, что, в свою очередь, спровоцирует повышение цен на готовую свиную продукцию. О том, что цены на свинину вырастут, говорит и Сергей Юшин. «Спрос на российскую продукцию, естественно, вырастет, за ним вырастут и цены», — прогнозирует он.

Daily News → Заслуженного врача Карелии осудили на 6 лет за хищение 4 рублей 72 копеек

 

В Петрозаводском городском суде судили женщину. Врача с 45-летним стажем. Ее обвиняли в хищении, сговоре и распространении психотропных веществ. Приставы в черном сели по краям лавок, готовые сразу после объявления приговора взять осужденную под стражу. Прокурор требовал для нее 6 лет строгого режима… Размер хищения составлял 4 рубля 72 копейки. Виновником этого торжества Фемиды был некастрированный кот.

Кот попутал

История началась в декабре 2010 года. Во время очередной операции в петрозаводском роддоме после введения пациентке наркоза в шприце осталось немного кетамина. Анестезиолог Эльвира Гапковская убедилась, что глубина наркоза уже достаточна, и попросила медсестру приостановить введение этого вещества. Последние несколько лет кетамин в нашей стране отнесли к разряду психотропных препаратов, он подлежит строгому учету, и по правилам его остатки должны быть утилизированы. Что, в общем-то, Эльвира Леонидовна и собиралась сделать, но тут вспомнила, что одна из ее коллег просила, если возможно, оставить при случае немного лекарства для кастрации ее кота. Этот препарат, действительно, во всем мире широко используется именно в ветеринарии. Учитывая, что кетамина в шприце оставалось очень мало, и он уже все равно был смешан с кровью пациентки, Гапковская решила помочь хозяйке кота. Она попросила медсестру не выбрасывать шприц. Та добросовестно обернула его салфеточкой, прилепила к нему пластырь, честно надписала: «Кетамин для кота» и оставила в палате.

Через месяц в роддоме объявился Наркоконтроль. Борцы со злом уверенным шагом направились в ординаторскую, подошли к холодильнику и изъяли оттуда шприц. Как потом объяснила хозяйка кота, кастрацию отложили, вот она и не спешила уносить лекарство из больницы.

— Работники Наркоконтроля сначала успокаивали меня и говорили, что я ничего страшного не совершила, — говорит Гапковская. – Следователь Кныш во время нашей первой беседы сразу сказал, что дело яйца выеденного не стоит. Я еще пошутила, что, мол, кошачьего? Он посмеялся. А потом мне стали вменять хищение, сговор и сбыт.

Откройте, полиция!

Вместе с Гапковской под следствие попала и медсестра, с которой, по версии следствия, у анестезиолога существовал предварительный сговор. Экспертиза установила, что в шприце находилось 0,036 грамма кетамина. Исходя из стоимости этого препарата, подобный остаток оценивался в 4 рубля 72 копейки. Кроме того, кетамин был смешан с кровью, месяц, никому не нужный, пролежал в холодильнике, предназначался не для людей, а для животного. «Хищение» не принесло никому вреда, и было совершено не с целью наживы. Тем не менее, вся мощь нашего бесстрастного правосудия обрушилась на двух несчастных женщин.

 

— У меня начались жуткие скачки давления, — рассказывает Гапковская. – Один раз гипертонический криз случился как раз в тот день, когда следователь велел мне явиться на допрос. Я не могла прийти. Тогда он прислал двух амбалов. Они барабанили в дверь, называли меня преступницей, кричали, что я скрываюсь. Требовали предъявить больничный, но, как нарочно, именно в этот раз у участковой кончились бланки, и больничного у меня на руках не было.

Наверное, так и нужно вершить правосудие. Психотропные вещества это опасно, и нарушать правила их использования нельзя. Но должна же быть какая-то дифференциация в отношении к людям. Эльвира Гапковская – один из самых уважаемых врачей в республике, награждена медалью «За заслуги перед отечеством», признавалась лауреатом года, в конце концов, она женщина, по возрасту годящаяся своим преследователям в матери. Чего орать-то? В республике разворовывается земля, совершаются десятки сомнительных сделок, в которых речь идет о хищениях миллионов, и на многие эти дела правосудие просто закрывает глаза. А здесь вот раскрыли сеть наркодилеров, пытавшихся преступным путем кастрировать несчастного кота!

— Майор Берзин кричал в машине, что я преступница и не хочу сознаваться, — вспоминает Эльвира Леонидовна. – У меня страшно болела голова. Я смогла ему только ответить, что они насадили стукачей в больнице. А он с гордостью ответил: «Да, не без этого».

Прошлой осенью было передано в суд. Прокурор требовал для Гапковской 6 лет строгого режима.

После четырех месяцев заседаний, судья Егорова постановила, что вина врача и медсестры доказаны полностью. Доводы о том, что в действиях обвиняемых не было корысти, что смесь кетамина с кровью не входит в перечень психотропных веществ, что предназначалось лекарство не для человека и что в результате никому не было причинено никакого вреда, суд счел несостоятельными. Медсестру приговорили к шести с половиной, а Эльвиру Гапковскую к шести годам лишения свободы… К счастью, условно.

Александр Фукс

 

Ветеринары обвиняют Минсельхоз и ФСКН в коррупционном сговоре

Наши партнеры

Интернет зоомагазин  Котя-Шоп специализируется на продаже кормов для домашних животных. Вы всегда можете заказать как сухие корма для кошек и собак известных брендов HILLS (ХИЛЛС), ROYAL CANIN (РОЯЛ КАНИН), ACANA (АКАНА), Хэппи Кэт (Happy Cat ), ОРИДЖЕН ,Purina ,  Eukanuba  (Эукануба ),Наша Марка ,"Ночной охотник" ,Бозита (Bozita) ,PERFECT FIT ,Wahre Liebe , Бош Санабелль ,Bosch , Мера Кэт ,MERADOG , 1ST CHOICE , Четвероногий гурман, ProSeries и др.,так и влажных кормов от различных производителей.

 
Форма обратной связи
Имя:
Email:
Сообщение:

Статьи

 

 

 Остеосинтез.

В силу особенностей собак и кошек, связанных с их сверхактивным образом жизни, гипсовые лонгеты для лечения переломов у них используют редко. В основном в ВК Алинко применяют хирургическое лечение переломов или, говоря медицинским языком, открытую либо закрытую репозицию с фиксацией отломков имплантатами. Операция по лечению перелома называется остеосинтез, что означает «соединение кости».



В настоящее время во всем мире травматологами принята концепция стабильно-функционального остеосинтеза. Суть ее заключается в том, чтобы делать пациенту (человеку или животному в нашем случае) такую операцию, которая, с одной стороны, позволит кости срастись в анатомически правильном положении, а с другой даст возможность как можно скорее опираться на еще не сросшуюся, но уже зафиксированную кость.

Остеосинтез делится на внеочаговый и очаговый (внутренняя фиксация). При внеочаговом остеосинтезе фиксирующий материал крепят к поврежденной кости за пределами зоны перелома. У собак и кошек используют три основных метода внеочагового остеосинтеза.

Остеосинтез аппаратом Илизарова. Особенно часто применяется для лечения сложных оскольчатых, огнестрельных, инфицированных переломов у крупных и средних собак. Костные фрагменты фиксируют к металлическим кольцам при помощи тонких спиц. Спицы практически не травмируют кость, а кольца и соединяющие их стержни обеспечивают невероятный запас прочности. В процессе лечения не требуется никаких повязок, фрагменты кости можно смещать с нужной скоростью и в нужном направлении. В случаях обширного загрязнения раны, значительного нарушения целостности кожного покрова аппарат Илизарова просто незаменим. При помощи аппарата Илизарова можно замещать дефекты кости, проводя ее удлинение. Удаление аппарата не требует анестезии и повторной операции. Из недостатков можно отметить громоздкость аппарата, необходимость ухода за ним, трудоемкость его наложения в ряде случаев.

Остеосинтез аппаратом Киршнера. Аппарат состоит из резьбовых стержней, которые фиксируют в кости и фиксирующих штанг, к которым эти стержни крепят при помощи гаек. Аппарат Киршнера не имеет такого запаса прочности, как аппарат Илизарова, зато может быть с успехом использован на плече, бедре, челюсти, костях таза и позвоночнике, где применение состоящего из колец аппарата Илизарова затруднено. Он также годится для лечения сложных оскольчатых, огнестрельных и инфицированных переломов.

Остеосинтез спицами и полимером. Этот способ в целом похож на аппарат Киршнера, только вместо стержней используют спицы, а вместо фиксирующих штанг – быстротвердеющую пластмассу, которой соединяют концы спиц. Он исключительно подходит самым мелким собакам и кошкам, весьма прост в использовании, очень легкий. Удаление фиксатора проходит без наркоза.

Методы внутренней фиксации включают в себя интрамедуллярный остеосинтез (фиксатор устанавливают внутрь кости), остеосинтез винтами и остеосинтез пластинами (пластину накладывают на кость и фиксируют к кости винтами). Удаление фиксирующей металлоконструкции при этом требуется далеко не всегда. Очень часто пластину можно оставить на всю жизнь. Удалять внутренние фиксаторы следует лишь тогда, когда они вызывают нарушения функции конечности.

Современные методы лечения переломов, применяемые в ветеринарных клиниках Алинко позволяют, в большинстве случаев, прооперировать пострадавшее животное и уже через несколько дней спокойно водить его на прогулку не опасаясь, что фрагменты кости сместятся. Наоборот, чем раньше собака или кошка начнет наступать на оперированную конечность, тем лучше условия для заживления перелома.

Мы всегда рады Вам помочь! 
 
 
 

При закрытых переломах животному оказывают первую помощь. Необходимо ограничить движения и смещение отломков кости, которые могут травмировать мышцы, повреждать сосуды и нервы, а также вызывать сильную болевую реакцию. Кроме того, следует предупреждать переход закрытого перелома в открытый вследствие возможного повреждения и разрыва кожного покрова отломками поврежденной кости, для чего накладывают временную иммобилизирующую повязку и предоставляют животному полный покой.

В случае открытых переломов проводят хирургическую обработку раны. Ее освобождают от загрязнений, посторонних предметов, удаляют мертвые ткани, зону вокруг раны обрабатывают 5%-ной настойкой йода и закрывают салфеткой, а затем иммобилизуют. Для этого используют шинные повязки из фанеры, тонких дощечек, лубока, проволочных прутьев, жестяных или пластмассовых полосок и т. п. Применяют также специальные металлические шины. В целях профилактики образования пролежней в зоне повязки используют подкладочный мягкий материал или пласты серой ваты, которые накладывают на пораженную поверхность под шину.

Иммобилизирующая шинная повязка обеспечивает необходимую фиксацию при переломах в том случае, если она блокирует подвижность суставов выше и ниже места перелома той или иной кости.

В зависимости от характера перелома, вида животного, анатомотопографического расположения той или иной кости и других условий лечение переломов костей может быть консервативным или оперативным. Включает оно некровавые и кровавые методы соединения отломков, а также методы и средства, способствующие стимуляции образования костной мозоли и в целом остеогенеза, консолидации отломков.

Консервативное лечение закрытых переломов кости предусматривает вправление сместившихся отломков и их иммобилизацию, создание хороших условий регенерации и стимуляции заживления переломов. Следует учитывать, что в запущенных случаях отломки кости вправить очень трудно. Поэтому необходимо обеспечить возможно большее расслабление мышц посредством наркоза и местного обезболивания.

Хорошее соединение соприкасающихся отломков кости после вправления достигается наложением иммобилизирующей повязки. Она может быть разной. Однако при любой повязке главное обеспечить отсасывание раневого отделяемого и надежную антисептику. Повязку снимают у молодых крупных животных на 35—40-й день, у мелких — на 20—25-й день, т. е. в период восстановления опорной функции поврежденной конечности, у старых — на неделю позже.

Консервативный метод лечения переломов трубчатых костей у животных имеет преимущества и недостатки. Иммобилизирующая повязка, сдавливая ткани продолжительное время, затрудняет восстановление нарушенного крово- и лимфообращения, в результате чего развиваются застойные явления. Кроме того, фиксация повязкой суставов выключает поврежденную конечность из функциональной нагрузки, а это приводит к задержке формирования костной мозоли и другим осложнениям.

При открытых переломах необходимо провести туалет раны, обработать настойкой йода, сложными порошками и наложить защитную иммобилизирующую повязку. При осложнениях в такой повязке делают отверстие (окно). Это дает возможность систематически обрабатывать рану и постоянно следить за характером заживления перелома. В случае сильного загрязнения раны и значительной травматизации окружающих тканей проводят комплекс интенсивной противосептической терапии.

Оперативное лечение. Операция соединения отломков кости кровавым способом называется остеосинтезом. Показаниями для ее проведения являются открытые и закрытые переломы локтевого и пяточного отростков, бедренной, плечевой, пястной, плюсневой костей у мелких животных и нижней челюсти у крупных и мелких животных, а также перелом лучевой и большеберцовой костей у крупных животных.

Для соединения отломков используют металлические швы, алюминиевую, латунную, никелевую, молибденовую, и медную проволоку диаметром 0,6—1 мм и более, нержавеющие спицы, гвозди, винты, пластинки, скобки, костные трансплантанты, металлические шины, для интрамедуллярного остеосинтеза деревянные, металлические штифты. В последнее время разрабатываются и успешно внедряются полимерные штифты, сильноклеющие средства и ультразвуковая наплавка и сварка костей.

При закрытых переломах остеосинтез следует делать через сутки после травмы. В более поздние сроки проводить вытяжение и репозицию отломков затруднительно. При открытых переломах остеосинтез надо делать по возможности раньше, чтобы профилактировать развитие микрофлоры.

Соединение отломков проволочной шиной используют при переломах тела нижней челюсти. Для этого так называемой внутриротовой шиной (проволочная лигатура) после соответствующей хирургической обработки при открытых переломах соединяют отломки кости. У крупных животных применяют проволоку толщиной 2 мм. При метафизарных переломах кости фиксируют двумя проволочными лигатурами: одну накладывают вокруг боковых резцов с зацепами, а другую—вокруг всех резцовых зубов. При поперечно-косых переломах тела нижней челюсти у лошадей мужских особей отломки фиксируют, соединяя клыки и окрайки соответствующей стороны челюсти (см. Переломы нижней челюсти).

Костный шов осуществляют проволокой, пропуская ее через сделанные в кости отверстия. Концы проволоки закручивают плоскогубцами до прочного соединения отломков. Применяют костный шов при косых или спиральных переломах трубчатых костей и переломах горизонтальных ветвей нижней челюсти. Однако, как отмечает Б. М. Оливков (1949), соединение костей нижней челюсти костным проволочным швом следует выполнять только в крайних случаях, где нельзя наложить внутриротовую проволочную шину, так как прохождение через отверстия проволоки вызывает обострение воспалительных процессов в костях, задерживает мозолеобразование, а иногда вызывает некроз и другие патологические изменения.

Фиксация отломков кости стальными скобами, применявшаяся ранее при переломах бедренной кости у собак, в настоящее время успешно заменена интрамедуллярным остеосинтезом штифтами растительного, металлического или полимерного происхождения. В отдельных случаях этот способ может быть применен для прикрепления отломков пяточной кости у лошадей. Для этого скобки из нержавеющей стали треугольной или п-образной формы изготовляют необходимых размеров по рентгеноснимку и используют для фиксации пяточного бугра следующим методом. Зону перелома предварительно не вскрывают, концы скобок осторожно вбивают в просверленные отверстия кости.

Соединение отломков кости гвоздями. Отломки соединяют при косых, продольных или спиральных переломах трубчатых костей и переломах шейки бедра. Для этого никелированный гвоздь легкими ударами молотка вбивают в просверленное отверстие перпендикулярно направлению линии излома.

Соединение отломков кости шурупами (винтами). Применяют никелированные шурупы при переломах локтевого и пяточного бугров, маклока и большого вертела бедренной кости, а также иногда при метафизарных переломах трубчатых костей. Для этого используют два сверла разного диаметра. Сверлом, близким к диаметру шейки шурупа (но несколько меньшим), просверливают отломленный участок кости, а сверлом диаметром, меньшим на 1—2 мм, чем средняя часть тела шурупа, просверливают тело кости, к которой будет фиксироваться отломок. Такой метод дает возможность очень прочно и надежно соединить перелом и не вызывает раскола костей. После операции накладывается по возможности фиксирующая повязка. Шуруп через новый разрез кожи удаляется через 35—45 дн.

Соединение отломков металлическими пластинками применяют при различных переломах. С этой целью используют прочные несгибаемые пластинки и шурупы. Через отверстия в пластинке и симметричные отверстия в кости перелом соединяют шурупами. Пластинки и шурупы необходимо изготавливать из однородного металла. В противном случае в тканевой жидкости один из электродов будет “разъедаться” и подвергаться коррозии.

Пластинки не снимают до полного заживления переломов. В случае появления через 3—4 нед хромоты, секундарного остита или свищей в оперируемой зоне пластинки извлекают.

Дистракционные шины. Такие шины в последние годы очень успешно применяют в медицинской практике. В ветеринарии их используют в исключительных случаях: при оскольчатых переломах и больших расхождениях отломков по длине, для предупреждения укорачивания конечности.

Дистракционные шины позволяют сочетать остеосинтез с вытяжением. Для этого берут две спицы с винтовыми нарезками и две металлические пластинки с отверстиями. Спицы через просверленные отверстия вводят в дистальный и проксимальный отломки, а пластинки надевают на свободные концы спиц с наружной и внутренней стороны конечности. Правильная репозиция отломков осуществляется с помощью пластинок путем удлинения расстояния между концами спиц. Такие шины позволяют на необходимый срок фиксировать отломки кости после их вправления.

Наложение дистракционных шин должно обязательно сопровождаться применением шинной повязки. Последнюю удаляют одновременно с дистракционными шинами через 20—30 дн., в зависимости от характера заживления перелома.

Интрамедуллярный остеосинтез металлическим штифтом. Операция связана с точным выбором штифта. Для этого проводят рентгенографию. Операцию делают как можно раньше. При повышении общей температуры тела для подавления развития микрофлоры необходимо применять антибиотики (вводят в экстравазат и внутримышечно), и затем после улучшения общего состояния приступают к операции.

За последние 20 лет в ветеринарной хирургии широко стали использовать металлические штифты. Это пластинчатый штифт из нержавеющей стали для мелких животных (Г. А. Михальский, 1954) и желобоватый для крупных животных (А. Д. Белов, М. В. Плахотин, 1957). Штифты, как правило, подбирают по рентгенограмме. Ширина его должна соответствовать самой узкой части костномозгового канала, а длина может быть разной в зависимости от характера перелома и величины поврежденной кости. Например, при высоких переломах необязательно делать штифт во всю длину кости. Для этого достаточно, чтобы штифт прошел в периферической отломок на 4—6 см. При низких переломах длина штифта должна быть большой, чтобы его можно было провести до эпифиза.

Операцию проводят как под сочетанным, так и под местным обезболиванием. В последнем случае в кожу инфильтрируют 0,25%-ный водный раствор новокаина, а в мягкие ткани и костный мозг—2 %-ный раствор новокаина на 30° винном спирте. Спирт-новокаин в костномозговой канал следует вводить со стороны излома. Овцам и телятам инъецируют по 10—15 мл, мелким собакам, кошкам — по 5—7 мл.

Остеосинтез бедренной кости у крупных животных (крупный рогатый скот, молодые животные, овцы, козы, большие собаки) осуществляют штифтом через два разреза. Один разрез длиной 7—10 см делают над местом перелома. Мышцы не разрезают, а отпрепаровывают одна от другой (двуглавая мышца бедра, поверхностная ягодичная мышца и латеральная головка четырехглавой мышцы бедра). После этого удаляют сгустки крови, осколки костей, размозженные ткани и в костный канал вводят спирт-новокаин. Затем рану закрывают стерильной салфеткой и делают второй разрез длиной 4—5 см над большим вертелом.

Поверхностную ягодичную мышцу отводят раневым крючком вперед, тем самым открывая доступ ко дну вертлужной впадины. Со стороны вертлужной впадины просверливают отверстие костномозгового канала. Отверстие можно проделывать и троакаром со стороны костномозговой полости. Штифт в верхний отломок вводят до тех пор, покаконец его не выйдет за линию излома на 0,5—1 см, концы отломков приближают один к другому под тупым углом и, направляя конец штифта в костномозговой канал дистального отломка, придают последнему правильное осевое положение. Только после этого легкими ударами молоточка штифт продвигают в костномозговой канал дистального отломка. Операцию заканчивают припудриванием сложным антисептическим порошком, рану закрывают двухэтажным швом и нанесением защитного покрытия или легкой ватно-коллойдной повязкой (рис. 59).



Рис. 59. Схема введения металлического штифта в костномозговой канал (хирургическая клиника МВА, по А. Д. Белову): А — бедра; Б — плеча.

В случае переломов бедренной кости у мелких животных (маленькие собаки, кошки) и переломов в верхней трети диафиза у овец, коз и крупных собак операцию осуществляют через один разрез, начиная на 3—5 см выше большого вертела и заканчивая на 3—5 см ниже места линии излома. Оперативный доступ при переломах плечевой кости у всех видов животных делают через один разрез с латеральной стороны вдоль этой кости.

Разрез начинают на 5—7 см выше излома и заканчивают на 2—3 см ниже его. Затем тупым путем разъединяют мышцы, в костномозговой канал вводят спирт-новокаин и только после этого для введения штифта на боковой поверхности проксимального отломка на 3—5 см выше линии излома просверливают отверстие под углом 45—50°. Для придания штифту правильного направления верхний край отверстия срезают в виде желобка. Правильную репозицию отломков и введение штифта осуществляют так же, как и при переломах бедренной кости.

При остеосинтезе большеберцовой и лучевой костей делают также один разрез на медиальной поверхности голени и предплечья (техника операции, как и при переломе плечевой кости). После скрепления кости штифтом на операционную рану накладывают глухой шов и легкую защитную повязку. Дополнительной иммобилизации не требуется.

Прочная фиксация отломков обеспечивает свободное положение суставов и позволяет животному в короткое время после операции включать в функциональную нагрузку конечность. Это профилактирует контрактуры и атрофию мышц, в определенной степени нормализует крово- и лимфообращение в поврежденных тканях и значительно ускоряет формирование костной мозоли и заживление перелома.

Консолидацию перелома устанавливают клинически и рентгенографически, штифт удаляют под местным обезболиванием. Для этого через кожу прощупывают головку штифта и над ней делают разрез длиной 2—3 см.

В отверстие головки вставляют крючок и штифт либо извлекают свободно, либо легкими ударами молотка. Послеоперационную рану закрывают общепринятыми методами. Штифт при хороших условиях заживления извлекают в следующие сроки: у крупного рогатого скота, овец, коз и свиней на 25—30-й день, у собак и кошек на 35—45-й день.

В последнее время заслуживает применения перспективный метод остеосинтеза полимерным рассасывающимся штифтом (М. В. Плахотин, Л. Я. Локтионова, В. А. Лукьяновский, Ю. И. Филиппов, Н. И. Очиров и др., 1973). Такой штифт представляет собой стержень с четырьмя продольными ребрами жесткости. Изготовляют его из биодеструктируемого сополимера винильного азотсодержащего мономера с акрилатом, армированного рассасывающимся полимерным волокном. Диаметр штифта 5—14 мм с интервалом 1 мм и длина 250— 420 мм, в зависимости от диаметра штифта. Стерилизуют их либо радиационным облучением дозой 2,5 млрд. и направляют потребителям в стерильной упаковке, либо выдерживанием в течение 24 ч в парах пароформа.

Интрамедуллярный остеосинтез рассасывающимся полимерным штифтом рекомендуется при диафизарных переломах большеберцовой, бедренной и плечевой костей у собак, кошек, овец, лис и других мелких животных. После рассечения мягких тканей над зоной перелома и выведения отломков из раны костномозговой канал просверливают со стороны излома сверлом с Т-образной ручкой и диаметром, соответствующим поперечному сечению штифта.

В верхнем отломке этим же сверлом через костномозговой канал делают отверстие в кости для проведения штифта сверху (в бедренной кости в области вертлужной ямки, в большеберцовой — над латеральным гребнем, в плечевой—над наружным бугром). Длину штифта определяют глубиной костномозгового канала, подгоняют и обрезают штифт скальпелем. Для избежания разволокнения его срезают под углом 30—45° по отношению к оси штифта.

Вводят штифт со стороны излома в верхний отломок кости до выхода его под кожу, потом над ним делают разрез и выводят в рану вверх до тех пор, пока конец его излома останется выступающим на 1 см. Затем соединяют отломки и легкими ударами молотка штифт проталкивают по костномозговому каналу в нижний отломок на всю длину. Для исключения возможного разволокнения штифта во время удара молотком при введении его в костномозговой канал используют специальные металлические насадки, внутренний диаметр которых должен соответствовать диаметру штифта.

Интрамедуллярный остеосинтез полимерным штифтом проводили в хирургической клинике кафедры общей и частной хирургии Московской ветеринарной академии на собаках и овцах при экспериментальных переломах диафизарных большеберцовых и бедренных костей. В послеоперационный период животные чувствовали себя удовлетворительно, общее состояние нормализовалось на 3—7-е сутки, клинические показатели через 2 нед приблизились к исходным. Функция поврежденной конечности у большинства животных полностью восстановилась через 4—5 нед (с правильным восстановлением длинной оси кости). У некоторых собак и овец вследствие некоторого смещения отломков кость срослась под небольшим углом.

Установили, что в процессе заживления переломов полимерный рассасывающийся штифт постепенно набухал и разволокнялся. Это начиналось в зоне соединения отломков и затем распространялось по штифту, расположенному в костномозговом канале. Срок рассасывания штифта 1,5—2 года.

Полимерный рассасывающийся штифт при интрамедуллярном введении нетоксичен, не вызывает в организме выраженной реакции на чужеродное тело, обеспечивает иммобилизацию отломков при переломах большеберцовой и бедренной костей у собак и овец. Применение полимерного рассасывающегося штифта исключает вторичную операцию, обязательную в случаях использования металлического штифта.


УЛЬТРАЗВУКОВАЯ НАПЛАВКА И СВАРКА КОСТНОЙ ТКАНИ

Ультразвук в настоящее время находит все большее применение в медицине и ветеринарии с лечебной и диагностической целью. При травмах костей его используют при наплавке и сварке травмированных костей. В медицине проведены широкие исследования по изысканию наиболее рациональных методов ультразвуковой сварки костей. В ветеринарии на кафедре общей и частной хирургии Московской ветеринарной академии с 1973 г. в творческом содружестве с кафедрой сварки Московского высшего технического училища имени Н. Э. Баумана ведутся изыскания оптимальных вариантов ультразвуковой наплавки.

К настоящему времени экспериментальными исследованиями установлены видовые особенности замещения ультразвуковой наплавки костным регенератом в трубчатых костях у овец и собак в процессе регенерации костной ткани после экспериментального дефектирования. В опытах использовали 20 овец и 19 собак, у которых в области лучевой и большеберцовой костей выпиливали ультразвуком или механически прямоугольную костную пластинку диафиза длиной 12—20 мм, шириной 4—5 мм. В одних случаях в зоне дефекта удаляли костный мозг, в других его сохраняли.

Осушенный стерильными марлевыми дренажами костный дефект заполняли костной стружкой до наружных краев. Пористую наплавку получали воздействием на костную стружку этил-а-цианокрилатом, а также добавлением к нему 5 % этоксилэтилцианокрилата либо аротовой кислоты, плотную — при использовании гетеростружки в декстране с воздействием на него этил-а-цианокрилата.

Во всех случаях полимеризацию наплавки осуществляли ультразвуковым прибором в течение 15—20 с при частоте колебаний 26,5 кГц, амплитуде 50—55 мкм (рис. 60). В последующем, после припудривания антисептическими порошками, на операционную рану накладывали обычные швы и покрывали антисептической повязкой (иногда гипсовой).

В послеоперационный период у животных определяли общее состояние, частоту пульса, дыхания, измеряли температуру, проводили гистологические и биохимические исследования крови (общий белок, белковые фракции, Са и Р). На 15—20, 30, 40, 50, 60, 80, 100, 120, 140, 160, 180 и 200-е сутки после ультразвуковой наплавки брали патматериал и проводили патанатомические, рентгенологические, биохимические и гистологические исследования. Установили, что общее состояние животных за время опытов было во всех случаях удовлетворительным. В первые 2—3 дня после операции как у овец, так и у собак повышалась температура тела, учащались дыхание и пульс до максимума физиологической нормы или несколько выше. В течение первых 5 дн. наблюдалась хромота слабой степени. Заживление ран протекало по первичному натяжению. Бинтовые повязки и швы снимали на 10—12-е сут после операции ультразвуковой наплавки.

Отмечено, что реакция на ультразвуковую наплавку костных дефектов как у овец, так и у собак близка к обычной реакции на операционную костную травму.

По данным рентгенологических исследований, периостальная реакция после наплавки проявляется на 17— 20-й день. Эндостальная реакция при пористой наплавке на рентгенограммах появляется на 25—30-й день, а при плотной — на 40—50-е сут. В последующие сроки до полного замещения наплавки костным регенератом периостальная и эндостальная реакции более выражены.

До 40—60-х сут, по данным рентгенограмм, разницу в развитии послеоперационной реакции в зоне наплавки у овец и собак установить не удается. Следует отметить, что в эти сроки контуры дефекта выражены довольно рельефно, а в зоне наплавки на рентгеносним-ках образуется светло-серая тень, что свидетельствует о развитии регенеративно-восстановительных процессов.

К 80 сут отмечали перекрытие костномозгового канала проксимальнее и дистальнее зоны наплавки в результате эндостального формирования костной ткани. На рентгенограммах это выявлялось в виде плотных серых теней. Такая реакция у овец и собак наиболее выражена при удалении костного мозга. В эти сроки контуры дефекта менее заметны, зона дефекта у овец на рентгенограммах более темная, чем у собак.

У овец контуры дефекта к 100—110 сут слабо заметны, ярко обозначен костный регенерат на месте дефекта, плотность которого по интенсивности тени приближается к плотности интактной костной трубки. Такую рентгенограмму устанавливали у собак на 20—30 дн. позже (вкл., рис. 30).

Клинико-рентгенологическими исследованиями отмечено, что у овец и собак дефект полностью замещается костным регенератом в разные сроки. Так, у овец при пористых наплавках это наступало к 140—160 дн., у собак — позднее 180 дн., при плотных соответственно к 110—120 и 160—180 дн. При плотных наплавках с сохранением костного мозга после операции костномозговой канал приобретает форму правильной трубки, а трубчатая кость в зоне наплавки — правильную форму. При пористых наплавках стенка трубчатой кости в зоне дефекта в эти сроки несколько утолщена внутрь костномозгового канала.

Исследованиями установлено, что полное замещение наплавки костным регенератом у овец наступает быстрее, чем у собак, и эта разница наиболее выражена при использовании плотных наплавок. Таким образом, ультразвуковые приборы можно успешно применять в клиниках для наплавки при дефектировании различных костей у животных.


БИОЛОГИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ ЗАЖИВЛЕНИЯ ПЕРЕЛОМОВ КОСТЕЙ 
(КЛИНИКО-РЕНТГЕНОЛОГИЧЕСКИЕ, ГЕМАТОЛОГИЧЕСКИЕ, БИОХИМИЧЕСКИЕ И РАДИОИЗОТОПНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ЗАЖИВЛЕНИЯ ПЕРЕЛОМОВ ТРУБЧАТЫХ КОСТЕЙ

Заживление переломов костей сопровождается как местными, так и общими изменениями в организме. Костная ткань после перелома восстанавливается путем образования костной мозоли (вкл., рис. 34). В процессе регенерации участвуют: внутренний (камбиальный) слой надкостницы, эндост, костный мозг, эндотелий сосудов гаверсовых каналов, молодая соединительная ткань, в последующем метаплазирующаяся в костную (рис. 61).



Рис. 61. Переломы ребер. Образование костной мозоли.

В первичной костной мозоли (А. Д. Белов, 1966) различают: периостальную, или наружную, костную мозоль, развивающуюся из клеток камбиального слоя надкостницы; эндостальную, или внутреннюю, мозоль, образующуюся из клеток эндоста и костного мозга обоих отломков; промежуточную мозоль, развивающуюся из гаверсовых каналов кортикального слоя кости и отчасти из клеток эндоста и периоста; пароссальную, или околокостную мозоль, образующуюся из мягких тканей вблизи перелома. Развитие этой мозоли зависит от степени повреждения окружающих тканей.

В процессе формирования костной мозоли различают следующие основные фазы.

Первая фаза — подготовительная — в течение 48— 72 ч в ответ на травму развиваются серозное асептическое воспаление, экссудация и эмиграция лейкоцитов в мягкие ткани. В это же время в концах отломков возникает травматический остит. Под влиянием остеокластов и их фермента (кислой фосфатазы) в условиях местного ацидоза происходит деминерализация концов отломков по линии излома.

Вторая фаза наступает через 3 сут после травмы и характеризуется образованием соединительнотканной мозоли. Вначале остеоидная ткань формируется в клеточных элементах надкостницы, эндоста и костного мозга на некотором расстоянии от линии излома, то есть в интактной зоне от травмы, а затем этот процесс продолжается к линии излома.

Одновременно остеогенные клетки камбиального слоя надкостницы, костного мозга и эндоста проникают в кровяной сгусток в зоне перелома, постепенно размножаясь, они прорастают его густой сетью кровеносных капилляров. Вокруг костных отломков развивается своеобразная грануляционная ткань, которая представляет соединительнотканную мозоль, где клеточные элементы в ней путем дифференциации превращаются в остеобласты и костные клетки, а промежуточное вещество — в коллагеновые волокна — основную субстанцию.

Для этой фазы характерен процесс возрастания активности щелочной фосфатазы, интенсивности фосфорно-кальциевого обмена. Кроме того, и в сыворотке крови увеличивается содержание фосфора и кальция, повышается активность щелочной фосфатазы и комплексобра-зующих свойств белков с фосфорно-кальциевыми солями.

Третья фаза. Спустя 10—12 дн. формируется костная мозоль, характеризующаяся процессом окостенения. Для остеоидной ткани в это время свойствен процесс оссификации. Главную роль здесь играют остеобласты, вырабатывающие щелочную фосфатазу и угольную кислоту. Образовавшаяся костная ткань не имеет физиологически правильного строения. Постепенно с восстановлением опорно-двигательной функции она подвергается статико-динамической перестройке.

Четвертая фаза сопровождается окончательной перестройкой сформированной костной мозоли с перегруппировкой костных балок согласно законам статики и динамики. Такой процесс протекает продолжительно. За это время костные балки мозоли, не функционирующие в статико-динамической нагрузке, рассасываются, а испытывающие нагрузку формируются и по своей архитектонике приближаются к нормальной кости. Для общих изменений в организме характерна постепенная нормализация биохимических показателей, которые устанавливаются в пределах нормы через 5—8 мес.

Заживление переломов у разных животных имеет свои особенности. Так, лошади и собаки после перелома строго оберегают конечность и включают ее в опорную функцию, когда отломки прочно фиксированы костной мозолью. У этих животных перелом сопровождается развитием серозного воспалительного отека, явления пролиферации выражены слабо, соединительнотканная мозоль формируется к 10—15 сут. Отломки кости срастаются к 35—45 сут.

Крупный рогатый скот, овцы и свиньи щадят трав мированную конечность в первые 3—5 дн., а затем они начинают постепенно включать ее в опорную функцию. Зона воспалительного отека у них более локализована, чем у лошадей и собак, соединительнотканная мозоль формируется к 8—10 сут. Отломки кости у этих животных срастаются к 25—35 сут.

При переломах могут быть осложнения. Наиболее опасными являются остеомиелиты при открытых и огнестрельных переломах, контрактуры и ложные суставы (псевдоартрозы). В последнем случае отмечается стойкая ненормальная подвижность на месте бывшего перелома, которая может возникать в результате нарушения процесса мозолеобразования (рис. 62).




Рис. 62. Схема образования псевдоартроза:
1 — посттравматическое кровоизлияние; диастаз отломков; 2 — образование соединительной ткани в кровяном сгустке (воспалительный остеопороз отломков); 3 — разрастание костной ткани вокруг отломков (превращение соединительнотканной мозоли в фиброзную); 4 — сформировавшийся псевдоартроз.

В настоящее время клинико-рентгенологическими, гематологическими, биохимическими, гистологическими, радиоизотопными и другими методами исследований установлено, что реакция организма на травму сопровождается значительными сдвигами в равновесии организма животных, целым рядом местных и общих расстройств, биохимическими сдвигами в крови и костной системе, нарушением обмена веществ как в зоне травмированного сегмента, так и в организме в целом.

Исследования отечественных и зарубежных авторов, а также экспериментальные и клинические исследования, проведенные на собаках, овцах, свиньях и молодняке крупного рогатого скота на кафедре общей и частной хирургии Московской ветеринарной академии (М.В. Плахотин, Г.А. Михальский, Р.Г. Мустакимов, А.Д. Белов, В.А. Лукьяновский, Л.Я. Локтионова, Ю.И. Филиппов, Н.И. Очиров и др.) позволили к настоящему времени более глубоко вскрыть биологическую сущность заживления переломов костей.

При переломах трубчатых костей в первые 10 сут происходят значительные изменения как в зоне перелома, так и в организме в целом. Этот период характеризуется выраженными клиническими, биохимическими, гистологическими сдвигами. Так, после перелома и остеосинтеза у животных понижается аппетит, повышается температура тела, учащаются пульс и дыхание, местно в области повреждения возникает воспалительный процесс с более или менее выраженным отеком.

На этом фоне уже на 5-е и 10-е сут наблюдаются значительные изменения, сопровождающиеся снижением количества общего белка, альбумина, альбумино-глобулинового коэффициента (А/Г) и повышением содержания неорганического фосфора в крови. В этот период снижается содержание неорганического фосфора в концах отломков, что, по-видимому, связано с местным ацидозом, преобладанием кислой фосфатазы и повышением активности остеокластов, возникающими на фоне воспалительной реакции. Эти явления отмечают также В. М. Васюточкин, Е. М. Гусева (1930), Н. П. Альтшуллер, М. Н. Погорелов (1936), М. В. Плахотин и А. Д. Белов (1967), Мохамед-Эль-Мустафа (1963), З.М. Зеленская (1968) и др. Установлено, что после переломов костей происходит сдвиг активной реакции крови в сторону ацидоза, а в последующем, по мере ослабления острых реактивных явлений, исчезновение воспалительного отека мягких тканей, преобладание регенеративных процессов и формирование костной мозоли, активная реакция крови и тканевой среды постепенно исчезает в сторону алкалоза. Большинство авторов считает, что на фоне ацидоза в костях преобладают процессы рарефикации и рекристаллизации, а при умеренном алкалозе — конденсации и кристаллизации.

Снижение уровня минерального обмена в концах отломков и повышение содержания минеральных веществ в крови в первый период после перелома, по-видимому, связаны с резорбцией минеральных веществ из костной ткани и поступлением их в кровь.

К 10 сут повышается интенсивность белково-минерального обмена в костеобразующих элементах поврежденной кости, нарастает гипопротеинемия на фоне повышения биосинтеза альфа- и бета-глобулинов при одновременном преобладании их распада и сильного снижения уровня альбуминов. Биосинтез гамма-глобулинов превышает интенсивность их распада, в связи с этим количество гамма-глобулинов в сыворотке крови становится выше исходного. Рентгенологически к этому сроку на значительном расстоянии от места перелома устанавливают светло-серые тени периостальных наслоений.

Следовательно, в начальный период в течение 10 сут после перелома трубчатых костей и интрамедуллярного остеосинтеза возникают острые реактивные явления, сопровождающиеся выраженной воспалительной реакцией, повышением температуры тела, учащением пульса и дыхания. При этом снижается количество общего белка, альбуминов, альфа-глобулинов и повышается содержание минеральных веществ в сыворотке крови. В концах отломков и эпифизах поврежденной кости повышается уровень кальция и фосфора. В симметричных участках диафиза и эпифизах интактной трубчатой кости существенных изменений не наблюдается. Рентгенологически к этому сроку в зоне формирующейся костной мозоли устанавливают светло-серые тени, а при радиоизотопном исследовании с помощью Са45, Р32 и метионина S35 выявляют достаточно высокий уровень белкового и минерального обмена (вкл., рис. 54).

В период с 10-го по 25-й день остропротекающие реактивные явления стихают и на рентгенограммах до вольно четко видна формирующаяся костная мозоль. Показатели содержания общего белка нормализуются, а количество альбуминов и альбумино-глобулиновый показатель остаются на низком уровне. Максимально повышается ферментативная активность щелочной фосфа-тазы. К концу 25 сут на рентгенограммах наблюдается начало смыкания периостальной мозоли проксимального и дистального отломков.

В этот период значительно увеличивается содержание минеральных компонентов в периостальной мозоли, прилегающей к концам отломков; и в мозоли на уровне излома. Причем их больше в периостальной мозоли. Уровень минеральных веществ в эпифизах незначительно повышается, а в концах отломков, наоборот, снижается. Радиоизотопными исследованиями установлено, что в формирующейся костной мозоли максимальная интенсивность белкового обмена устанавливается на 15-е сут, а минерального — к 25 дн. К концу этого периода происходит консолидация отломков в полное восстановление опорной функции поврежденной конечности. Следовательно, в период с 10 по 25 сут после перелома и операции остеосинтеза затухают остропротекающие реактивные явления и преобладает выраженная регенерация в зоне перелома. Этот период характеризуется повышением содержания общего белка в крови до исходных показателей, некоторым увеличением количества альбуминов, нормализацией альфа- и бета-глобулинов, высоким уровнем гамма-глобулинов и значительным снижением минеральных элементов в крови. Содержание последних несколько выше исходных показателей, отмечается некоторое снижение их уровня в концах отломков при одновременном повышении его в костной мозоли. Этот период характеризуется максимальным усилением ферментативной активности щелочной фосфатазы, белкового и минерального обмена в костеобразующих элементах поврежденной кости и формирующейся костной мозоли.

Следует отметить, что максимальный уровень белкового обмена в формирующейся костной мозоли предшествует периоду высокой интенсивности и фосфорно-кальциевого обмена. Такое соотношение в белково-минеральном обмене в процессе регенерации костной ткани соответствует существующим биологическим представлениям о том, что в первую очередь формируется белковая матрица, а затем идет кристаллизация минеральных веществ.

В период с 25-х по 60-е сут после перелома и операции интрамедуллярного остеосинтеза нормализуются альбуминовые, гамма-глобулиновые фракции и коэффициент А/Г (альбумино-глобулиновый коэффициент), понижается содержание минеральных компонентов в крови и снижается интенсивность белкового и некоторого фосфорно-кальциевого обмена в костях и костной мозоли. После клинического выздоровления (8—12 мес) активность костных фосфатаз и фосфорно-кальциевый обмен в зоне бывшего перелома удерживается длительное время несколько выше исходного уровня.

Рентгенологически в период с 25-х по 60-е сут устанавливают консолидацию отломков. Плотность теней костной мозоли приближается к кортикальному слою концов отломков трубчатой кости. На фоне. этих изменений нормализуются гамма-глобулиновые фракции, увеличивается количество альбуминов и коэффициента А/Г, содержание которых на 60-е сут достигает исходных величин. Показатели фосфорно-кальциевого обмена в сыворотке крови после некоторого повышения на 35-й день в дальнейшем снижаются, но продолжают оставаться выше исходных данных. Содержание минеральных элементов в концах отломков после незначительного повышения! к 35-м сут вновь снижается на 45-е сут и только к 60-му дню возрастает и остается несколько выше уровня их в кортикальном слое интактного диафиза.

В периостальной же мозоли, прилегающей к концам отломков, и в мозоли на уровне излома количество кальция и фосфора возрастает и продолжает оставаться продолжительное время, как отмечено раньше, выше исходного уровня. Интенсивность белкового обмена, по данным радиоизотопных исследований с применением радиоактивного метионина S35, постепенно снижается и через 60 дн. с момента перелома и операции остеосинтеза становится почти одинаковой. Однако интенсивность белкового обмена остается в 2—3 раза выше, чем в концах отломков.

Следовательно, в период с 25-х по 60-е сут заживления переломов трубчатых костей нормализуется электрофоретическая картина белков сыворотки крови, почти до уровня исходных величин восстанавливается коэффициент А/Г и содержание неорганического фосфора в поврежденных и интактных костях, за исключением формирующейся мозоли, в которой отмечается еще высокий уровень содержания минеральных элементов.

По данным радиоизотопных исследований, уровень белкового и фосфорно-кальциевого обмена снижается, но на 60-е сут продолжает оставаться выше, чем в концах отломков и симметричных участках диафиза интактного бедра. В это время наступает прочная консолидация отломков и полностью восстанавливается опорная функция поврежденной конечности.

Следует отметить, что процесс заживления у разных животных имеет некоторые свои особенности. Так, у овец и у крупного рогатого скота в сравнении с собаками: в зоне повреждения превалирует фиброзное пролиферативное воспаление над экссудативным. У них возникает более ранняя фиксация отломков параоссальной фиброзной мозолью и значительно быстрее наступает консолидация перелома. Переломы костей у овец и телят срастаются на 10 дн. раньше, чем у собак и лошадей.

 

При переломах костей у животных могут наблюдаться различные осложнения. Наиболее опасные из них — остеомиелиты при открытых и огнестрельных переломах, контрактуры и ложные суставы (псевдоартрозы). Остеомиелиты описаны в соответствующем разделе настоящей книги.


Осложнения при заживлении переломов

Контрактуры образуются при неправильном сращении переломов и носят стойкий необратимый характер. Неполноценных больных животных выбраковывают.

Ложный сустав — стойкая ненормальная подвижность на месте бывшего перелома, возникающая в результате нарушения процесса мозолеобразования (вкл., рис. 25). Следует различать ложный .сустав от замедленного заживления переломов травмированных костей. Если и имеется подвижность на месте перелома даже в относительно отдаленные сроки после перелома, но на рентгенограмме отсутствуют характерные симптомы ложного сустава, то такое явление считают как замедленное заживление перелома.

По патологоанатомической картине различают: фиброзные ложные суставы (концы отломков соединяются фиброзной тканью, имеющей поперечное направление волокон к оси кости); болтающиеся ложные суставы (концы отломков имеют довольно сильное расхождение и подвижность в больших пределах); фибросиновиальные, или истинные ложные суставы (отмечается моделирование концов отломков по форме сустава, покрытие хрящом и соединение их фиброзной капсулой, содержащей серозно-мукозную жидкость).

Этиология. Ложные суставы возникают вследствие нарушения процесса образования соединительнотканной, а затем костной мозоли. Они могут быть при наличии больших дефектов кости в месте перелома и образуются в результате несвоевременной и неправильной репозиции костных отломков и иммобилизации. Ложные суставы возникают при нарушении процесса регенерации костной ткани и при условиях, замедляющих стимулирование и образование костной мозоли. Длительные воспалительные гнойные процессы при открытых переломах— также одна из причин появления псевдоартрозов.

Клинические признаки. Характерные симптомы — безболезненная ненормальная подвижность, отсутствие воспалительной реакции в зоне перелома и атрофия мышц, не участвующих в движении. На рентгенограмме отсутствуют костная мозоль и процесс регенерации, наблюдаются расхождения костных отломков, закругленность их концов и закрытие костномозгового канала компактным слоем костного вещества (при ложных суставах в отдаленные сроки). Закругленные концы отломков покрыты тонким слоем хрящевой ткани, вокруг них сформирована своеобразная сумка (капсула ложного сустава).

Диагноз устанавливают на основании клинических признаков и данных рентгенологических исследований.

Прогноз в смысле восстановления функции конечности неблагоприятный, а для жизни животного — благоприятный.

Лечение. Ложные суставы устраняют оперативным путем. После соответствующей хирургической подготовки зону псевдоартроза вскрывают, удаляют концы отломков и соединяют штифтами. После операции животным предоставляют покой и применяют средства, стимулирующие остеогенез.

Профилактика. Для предупреждения псевдоартрозов необходимо после перелома своевременно и правильно проводить репозицию и иммобилизацию отломков кости. При значительных дефектах в зоне перелома следует как можно сильнее сблизить края отломков. Если они острые, то их спиливают. Ликвидируют также нагноительные процессы. В случае нарушения процессов регенерации кости необходимо выяснить этиологические причины основного и предрасполагающего характера и принять соответствующие меры.
УСЛОВИЯ, ЗАМЕДЛЯЮЩИЕ И СТИМУЛИРУЮЩИЕ ОБРАЗОВАНИЕ КОСТНОЙ МОЗОЛИ

Биологический процесс заживления переломов и продолжительность формирования костной мозоли зависят от своевременной и качественной хирургической помощи, характера и локализации перелома, общего состояния животного, условий кормления и содержания, возраста и других причин.

Причины, замедляющие образование костной мозоли и заживление переломов, могут быть общими и местными. К общим относятся рахит, остеомаляция, авитаминозы, беременность, расстройства функции щитовидной и паращитовидной желез, а также инфекционные болезни.

К местным причинам относятся плохая иммобилизация отломков, расхождение их концов, попадание мягких тканей между ними, значительные разрушения кровеносных сосудов надкостницы и костного мозга, проникновение синовиальной жидкости в щель между отломками (при внутрисуставных переломах), гнойный остит и остеомиелит.

Лечение при замедленном формировании костной мозоли после устранения причин должно быть направлено на применение средств общего и местного воздействия, стимулирующих развитие остеоидной ткани и ее обызвествление. Для этих целей необходимо обеспечить животных полноценными кормами, обогащать рационы витаминами С, D, минеральными добавками, костными опилками, а также использовать функциональную терапию (пассивные движения, проводка, дозированная легкая работа). Из патогенетической терапии следует применять новокаиновые блокады и тканевую терапию, а также ультрафиолетовое облучение, диатермию, кальций-электрофорез.

Заслуживает внимания для стимуляции регенерации костной ткани введение в костномозговой канал спирто-новокаинового раствора (2%-ный раствор новокаина на 30°-ном винном спирте) в первый день после травмы и через 5—6 дн. повторно в зону перелома. Хорошие результаты дают травертины с кормом в дозе 0,2—0,5 г на 1 кг массы животного в течение 30 дн. Это способствует нормализации минерального обмена и ускорению консолидации перелома на 5—10 дн. Такие же результаты получают при использовании пирогенала в дозе 1,5 гаммы (15 МПД — минимальные пирогенные дозы) на 1 кг массы животного в течение 20—30 дн. с интервалом инъекций 48 ч.

Вопросу стимуляции регенерации костной ткани при переломах посвящено большое количество экспериментальных и клинических исследований. Часть предложенных в свое время способов стимуляции не применяется в хирургических клиниках и представляет главным образом лишь исторический интерес.

В специальной литературе приводятся данные о влиянии различных гормонов на восстановительный процесс, так как известно, что в результате травмы активизируются приспособительные механизмы в системе гипофиз — кора надпочечников с усиленным выделением соответствующих гормонов.

Наибольший интерес представляет недавно открытый гормон щитовидной железы тиреокальциотонин (D. H. Coppetal, 1962; F. P. Hirschetal, 1963), продуцируемый парафолликулярными клетками. Доказано, что этот гормон при переломах тормозит резорбтивный процесс в костной ткани, одновременно повышая уровень белкового обмена и активность остеобластов в костном регенерате.

Паратирогормоны щитовидной железы в отличие от других гормонов оказывают направленное действие на клеточные элементы костной ткани. Они влияют на трансформацию остеобластов, усиливают синтез специфических белков, РНК и щелочной фосфатазы.

Установлено, что стероидные гормоны нормализуют обменные процессы при травме, уменьшают некробиоз, повышают синтез мукополисахаридов, усиливают минерализацию мозоли.

Исследованиями других веществ — ацетилхолина, норадреналина, гистамина, вазопрессина установлено их положительное влияние на регенеративный процесс. Это проявлялось в улучшении васкуляризации регенерата, уменьшении хондроидной ткани, усилении оссификации.

В эксперименте и клинике рядом исследователей широко испытано стимулирующее действие травертинов на процесс заживления костных переломов у собак, овец и крупного рогатого скота. Отмечено, что травертиновая подкормка из расчета 0,5 г на 1 кг массы животного в течение 30 дн. с момента травмы повышает ферментативную активность щелочной фосфатазы в костях и сыворотке крови, интенсивность фосфорно-кальциевого обмена в костеобразующих элементах поврежденной кости и тканях формирующейся мозоли и ускоряет на 10—15 дн. консолидацию перелома. Травертин нормализует минеральный обмен в костях и значительно снижает отрицательное влияние металлического штифта на поврежденную кость, уменьшая в ней рарефикационные явления.

Некоторые ученые испытали на разных видах животных при переломах кости спирто-новокаиновые растворы слабых концентраций (1—2 %-ный раствор новокаина на 30°-ном винном спирте). Двукратное введение этого раствора в костномозговой канал и мягкие ткани, окружающие место излома (во время операции остеосинтеза или в первые дни после перелома и на 5—6-й день после травмы), вызывает длительное обезболивание и ускоряет процесс заживления.

В ряде работ исследователей отмечено, что при внутримышечной инъекции пирогенала животным с переломами костей при интрамедуллярном остеосинтезе в дозе 1,5 гаммы (15 МПД) на 1 кг массы животного в течение 30 дн. с интервалами инъекции 48 ч способствует более ранней нормализации показателей общего белка сыворотки крови, усилению интенсивности белково-минерального обмена, активности щелочной фосфатазы в костях и ускорению на 5—10 дн. заживления перелома (вкл., рис. 35).

Успехи физики, связанные с открытием изотопов, создали новые возможности применения последних с лечебной целью в медицине и ветеринарии. Ряд исследователей приходит к заключению, что если относительно большие дозы радиоактивных веществ угнетают процесс формирования костной мозоли, то малые дозы, наоборот, активно стимулируют его.

Введенный в организм перорально и парентерально Р32 быстро исчезает из кровяного русла (через 1,5—2 ч остается его только 2—3 % от введенного количества). Особенно большое скопление Р32 наблюдается в костном скелете и на месте перелома, а также в печени, селезенке, почках, кишечнике, мышцах и меньше в крови, коже и мозге.

По данным Л. М. Капицы и А. Д. Федоровой (1954), радиоактивный фосфор, введенный между отломками кости в дозе 1,6 мккюри на 1 кг массы животного, через день ускоряет заживление перелома, а большие дозы этого препарата действуют угнетающе на образование костной мозоли.

Установлено, что однократное введение в зону перелома костей микродоз фосфора (32/0,01 мккюри на 1 кг массы животного) оказывает благоприятное влияние на заживление переломов, ускоряя соответственно на 5— 10 дн. консолидацию отломков. Отмечено, что местное применение 2%-ного раствора молочной кислоты в целях стимулирования костеобразования при замедленном созревании костной мозоли усиливает регенеративные процессы в основном за счет активизации камбиального слоя надкостницы.

Для стимулирования заживления переломов трубчатых костей у кроликов применяли комплексные соединения микроэлементов кобальта (Со35 и Со50) и меди (Си5) методом электрофореза. Заключался он в следующем: прокладку, пропитанную 0,3 %-ным раствором Со35, накладывали на место перелома и соединяли с анодом гальванического аппарата; сила тока 2,5 мА, экспозиция 25 мин, сеансы ежедневные, курс лечения 25—30 процедур.

К настоящему времени накоплено много данных, свидетельствующих, что внешние электрические поля влияют на восстановительные процессы в кости после перелома.

Ультразвук малой силы (0,05—0,2 Вт/см2) стимулирует процессы консолидации, а сильный может привести к их замедлению вплоть до остановки. Многие исследователи сообщают о значительном ускорении процесса регенерации костной ткани под влиянием малых доз ультразвука (0,1—1 Вт/см), а при дозе свыше 4 Вт/см2 отмечают замедление сращения переломов костей.

Стимулирующее влияние ультразвука на образование костной мозоли объясняется тем, что микромассаж клеток и тканей ультразвуком приводит к смещению в них атомов молекул, вызывает своеобразное встряхивание составных частей цитоплазмы, причем происходит и несвойственный обычным условиям контакт между субстанциями клетки. Это определяет повышение интенсивности ферментативных процессов обмена.

Регенерация костной ткани после облучения гелий-неоновым лазером с длиной волны 6328° А° и различной выходной мощностью 12 мВт приводит к более раннему образованию костной мозоли у облученных групп животных (Н. А. Шугаров, Д. В. Воронков, 1973; В. Н. Кошелев с соавт., 1973; Д. В. Воронков, 1976), причем с увеличением экспозиции от 1 до 10 мин стимулирующий эффект соответственно повышается.

Заслуживает внимания исследование Н. К. Терновой и др. (1977) в эксперименте по влиянию стимулирующего эффекта интерферона на репаративный остеогенез. К числу наиболее активных индукторов иитерферона относится синтетический двухтяжевой полирибонуклеотид инозиновой и цитидиловой кислот.

Интерферон (I. Pofy, С. Pofy, 1963) готовили на стерильном физиологическом растворе с доведением pH до 7,6 в концентрации 1 мг/мл. Препарат применяли внутривенно за 24 ч до операции из расчета 0,2 мг на 1 кг массы животного, затем сразу после операции и впоследствии через 5 сут в течение первого месяца.

Авторы отмечают, что стимулирующий эффект интерферона прослеживается на всех этапах регенерации костной ткани. По-видимому, в основе стимуляции лежит ускорение дифференцирования клеточных элементов, а не элементарная мобилизация пролиферативных свойств клеточных элементов. Более активное течение остеогенеза проявляется ранним формированием костных балок.

Основным феноменом является заметная активизация процессов перестройки костно-тканевого регенерата вплоть до более раннего созревания новообразованной костной ткани и ее органной перестройки. Индуктор интерферона влияет на скорость дифференцирования клеточных элементов и активизирует пролиферацию фибробластов — клеток соединительной ткани.

Пиримидиновые производные (метилурацил и пентоксил) широко испытаны в экспериментальных условиях и проверены в клинической практике при различной патологии человека и животных в связи с их выраженным анаболическим действием на организм, обусловленным активным вмешательством в синтез нуклеиновых кислот и белка.

В. И. Русаков и И. Ф. Грех (1954, 1969, 1970, 1972) доказали противовоспалительное действие пиримидинов. В. Г. Гарибян с соавт. (1959) изучали влияние метацила на течение экспериментальных переломов и отметили, что в контрольной группе дефект кости замещался в среднем за 78 дн., тогда как у животных после введения метацила — за 61 день и цитозина — за 55 дн.

М. А. Корендясов (1961) провел клинико-экспериментальное исследование влияния некоторых пиримидинов (метилурацила, пантоксила и цитрозина) на регенерацию костной ткани. Поставлено 256 опытов на кроликах в возрасте от 2 мес до 3 лет. Всем животным делали однотипную операцию: на передней лапе резекцировали 0,6 см лучевой кости и в область дефекта вместе с антибиотиками вводили пиримидины.

Установлено, что местное применение пентоксила не оказывало влияния на восстановление кости, а метилурацил и цитрозин вызывали ускорение заживления дефекта кости. Гистологические исследования показали, что пиримидины проявляют действие на ранних стадиях остеогенеза. В опытных сериях наблюдалась выраженная периостальная реакция, массивное разрастание костных балок, раннее появление остеоидной ткани. К концу 3-4 нед наступала костная консолидация, а в контрольной серии на 7—10 дн. позднее.

В качестве стимулятора регенерации заживления переломов костей применяют оротовую кислоту, которая была открыта в 1905 г. Biscaro и Belloni, выделивших ее из сыворотки коровьего молока. Позднее ее обнаружили в биологических объектах животного и растительного происхождения: печени, молоке, дрожжах, плесневых, грибах, бактериях, крови, моче и др.

Оротовая кислота относится к производным пиримидиновых оснований. В свободном состоянии она представляет собой кристаллы белого цвета с температурой плавления 345—346°С (с разложением). В кислотах она нерастворима, но хорошо растворяется в щелочах и горячей воде (растворимость в воде при 18°С равна 0,2 %) и обладает выраженными кислотными свойствами, четко образуя соли с металлами.

В отличие от синтетических аналогов урацила (метилурацил и пентоксил) оротовая кислота является нормальным промежуточным продуктом в биосинтезе пиримидиновых нуклеотидов и активно включается в синтез нуклеиновых кислот. Кроме того, она участвует в построении других биополимеров: гликогена, сложных липидов, мукополисахаридов. Существенная особенность оротовой кислоты, отличающей ее от других природных пиримидинов (тимина, урацила, цирозина), — способность включаться в макромолекулярный обмен не в активированной, а в свободной форме благодаря существованию специфического фермента пирофосфорилазы, превращающей оротовую кислоту в оротидин-5-фосфат.

Исследованиями ряда авторов установлено положительное влияние оротовой кислоты и ее солей на сократительную функцию миокарда.

По данным М. М. Патес с соавт. (1937), оротовая кислота и ее производные стимулируют эритро- и лейкопо-эз. Эффективна она при нарушении кроветворения, вызванного лучевым воздействием, оказывает профилактическое и лечебное действие при поражениях печени, вызванных различными гипотоксемическими веществами.

Принципиально новым является использование оротата калия для лечения нарушений печени при сахарном диабете (А. В. Лесничий, 1970). Отчетливое противовоспалительное действие и повышение иммунологической активности организма при введении оротата калия установили многие ученые. В дозе 100 мг/кг препарат повышает активность лейкоцитов и образование антител у кроликов при измененной реактивности организма.

Следовательно, разностороннее влияние пиримидинов на регенерацию различных тканей и органов связано с их активным вмешательством в обменные процессы и в первую очередь стимуляцию протеиносинтеза. Анаболическое действие пиримидинов подтверждено рядом исследователей.

Активность оротовой кислоты проявляется прежде всего в ее отчетливом анаболизирующем и антикатаболическом действии. Многочисленными исследователями отмечена выраженная способность оротовой кислоты ускорять размножение бактерий и стимулировать рост тканей.

При изучении некоторых сторон механизма действия оротовой кислоты В. И. Поралло с соавт. (1975), Г. И. Билич с соавт. (1975) пришли к выводу, что она повышает содержание нуклеиновых кислот и активных кислых нуклеаз в регенерирующих тканях легкого в ранние сроки после операции, в то время как применение оротата калия после гастротомии наряду с увеличением количества нуклеиновых кислот приводит к снижению активности кислой ДНК.

К. Г. Беркгаут (1969) с успехом применил оротат калия в послеоперационном лечении травматических повреждений нервов. Б. М. Новиков (1976) изучал влияние оротовой кислоты на регенерацию повреждений передней брюшной стенки и желудка. Автор отмечает, что оротовая кислота является эффективным стимулятором репаративной регенерации мягких тканей и желудка за счет непосредственного активного вмешательства в синтезе нуклеиновых кислот, а следовательно, и в весь протеиносинтез. Вместе с тем, как показали гистологические исследования, она проявляет местное противовоспалительное и противоотечное действие.

Многообразное влияние пиримидинов на организм сводится по существу к одному явлению — стимуляции протеиносинтеза, что и обусловливает ускорение регенерации различных тканей (соединительная, костная, мышечная ткань, эпителий, выработка антител и др.) на фоне более или менее интенсивного течения репаративных процессов.

Изучено влияние оротовой кислоты на остеогенез при костной травме (М. В. Плахотин, Л. Я. Локтионова, В. А. Лукьяновский, Ю. И. Филиппов и Н. И. Очиров, 1976—1980). Наносили ее на поверхность полимерного штифта под полимерную пленку в дозе 30—50 мг. Рентгенологическими и гистологическими исследованиями авторы установили, что полимерный штифт, имплантированный в костномозговой канал эпифизов с последующим закрытием костного дефекта аутореплантатом, не вызывает каких-либо патологических изменений в костной ткани. Нанесенная на штифт в дозе 35—50 мг оротовая кислота стимулирует остеогенез и ускоряет приживление аутореплантата в 2 раза быстрее по сравнению с контрольными животными (вкл., рис. 32, 33).

Установлено также, что оротовая кислота и при интрамедуллярном металлическом остеосинтезе положительно влияет на регенеративно-восстановительные процессы и развитие костной мозоли (вкл., рис. 31). Металлический штифт, применяемый для остеосинтеза в сочетании с оротовой кислотой, удаляют из костномозгового канала на 5—7-й день раньше обычного срока. Кроме положительных свойств, кислота предупреждает раннее развитие асептического остеомиелита.

Таким образом, для стимулирования заживления переломов костей имеется большое количество средств, своевременное использование которых дает положительные результаты при лечении животных.

Профилактика переломов костей. В основе предупреждения большинства переломов костей лежат мероприятия, направленные на исключение закрытых и открытых механических повреждений, острогнойных воспалительных процессов, локализующихся вблизи костей. Создание надлежащих условий содержания, достаточное поступление в организм животного витаминно-минеральных компонентов, физиологически нормальный обмен веществ также позволяют профилактировать переломы костей. Следует иметь в виду, что даже незначительные травмы, ушибы, механические насилия в некоторых случаях при слабой резистентности организма и запоздалой хирургической помощи могут привести к тяжелым осложнениям. Поэтому первую помощь больному животному необходимо оказывать как можно раньше и квалифицированно.

Из книги "Болезни костной системы животных"
Лукьяновский В. А. и др.
Издательство “Колос”, 1984