+7(963)995-10-01  +7(963)995-22-20  +7(926)112-49-21

г. Мытищи, ул. Крупской, д. 25

г. Фрязино, проспект Мира д.6

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

История ветеринарии

 

ИСТОРИИ РОССИЙСКОЙ ВЕТЕРИНАРИИ. ИСТОРИЯ II. ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ВЕТЕРИНАРИИ XVIII ВЕКА

 

  “История – сокровищница наших деяний,

свидетельница прошлого,

пример и поучение для настоящего,

предостережение для будущего”.

 

  Сервантес

 

В ХVIII веке Россия вступила на путь интенсивного экономического и культурного развития. Важную роль в этом сыграли правительственные реформы Петра I (1682-1725) в области промышленности, сельского хозяйства, военного дела, науки и культуры.

Большое внимание царь уделял развитию коневодства (при нем началась интенсивная организация конных заводов), тонкорунного овцеводства (была разработана царская инструкция по содержанию овец), созданию новых пород крупного рогатого скота. Петр I принял меры к подготовке специалистов по ветеринарии, которую называл «доброю наукой». В 1715 году был издан указ, который гласил:

«В Москве и губерниях, где можно сыскать из шведов кузнецов добрых, взять во всякую губернию по два человека и велеть их учить тому кузнечному делу русских, в которой губернии сколько человек содержать можно, также коновалов для посылки в полки, в губерниях же учить доброй коновальной науке».

В связи с ростом городского населения и общей численности русской армии и флота еще в начале ХVIII в. придавалось особое значение санитарному контролю продуктов растениеводства и животноводства. Это ярко подтверждают опубликованные указы Петра I: указом «О непродаже худого мяса» (1713) мясникам запрещалось убивать больных животных и продавать такое мясо; указ «О наблюдении порядка... за продажей мяса в рядах и в других местах» (1718) предписывал «чтобы никакой скотины и живности без свидетельств не били»; в указе «О битии мясниками скотины в показанном месте» (1719) говорится:

«...В том мясном ряду мясники бьют скотину и внутренность в показанное им место не убирают и бросают близ того ряда, от чего  мерзостный дух происходит и нечистота.., о чем оного мясного ряда  мясникам многажды подтверждено, дабы они внутренности скотския возили за пильные мельницы в показанное место; но оные, презря все таковое предложение, явились в том преслушны; и ежели впредь по обьявлении сего указа явятся преслушны, також в том ряду полки и лавки и прочее все оное место в чистоте содержать и около себя чистоты иметь  не будут, и на таковых преслушников брать штрафы: за первую вину по 10 рублей, за вторую по 20 рублей, за третью бить кнутом и ссылать на каторгу.»

С.П. Живодеров (1953) и Л.А. Зыкин (1964) отмечают, что Россия была первой страной в мире, где в узаконенном порядке еще в начале ХVIII века (по инициативе Петра I) начал применяться ветеринарно-санитарный осмотр скота и после убоя осмотр мяса, мясопродуктов, а также рыбы.

При Петре I заготовка скота и убой его на мясо для русской армии и морского флота проводились в населенных пунктах, благополучных по эпидемическим и эпизоотическим болезням.

Петр I уделял много внимания сбору патологоанатомического материала. Так указ, изданный в 1718 г., гласит:«...объявляется, дабы, конечно, такие, как человечьи, так и скотские и звериные и птичьи уроды приносили в каждом городе к комендантам своим, а им за то будет давана плата, а именно за человеческую по десяти рублев, за скотскую и звериную по пяти, а за птичью по три рубля за мертвых, а за живых человеческую по сту рублев и за звериную по пятнадцати рублев, за птичью по семи рублев, а ежели гораздо чудно, то дадут и более».

С именем Петра 1 связано также использование микроскопии в научных целях.

Россия является первой страной в мире, где зародились ветеринарные школы. В 1732 году вышла в свет царская инструкция, которая повелевала организовать при конских заводах подготовительные школы с дальнейшим обучением лучших выпускников коновальному делу. В I733 г. (по другим данным, в 1735 г.) под Москвой при Хорошевском конном заводе была создана школа-интернат. А при Главной конюшенной канцелярии в 1733 г. была организована школа-пансионат. Принимали в эти школы грамотных детей в возрасте от 6 до 15 лет. Обучение длилось 5 лет и включало такие предметы как латинский язык (а в Хорошевской и немецкий), арифметика, геометрия, русский язык и др. В 1738 году количество учеников в Хорошевской школе было доведено до 74.

После окончания конюшенной школы самых лучших учеников («кои в науке понятнее») направляли в школу Спасского духовного монастыря в Москве, где они изучали латинский язык и лечебные травы. Затем следовало распределение по конным заводам, где они под руководством коновалов в течение трех лет осваивали теоретические и практические основы ветеринарии и ковочного дела. После такого длительного обучения ученики подвергались экзаменации, которую проводила комиссия, назначаемая Главной дворцовой конюшенной канцелярией. Проверялось умение диагностировать наружные и внутренние болезни, изготавливать подковы, расчищать копыта, пускать кровь, готовить лекарства и правильно их применять. В зависимости от результатов экзамена учеников аттестовали как «Коновал-мастер» или  «Коновальный подмастерье».

Следует отметить, что в России XVIII веке уровень обучения будущих ветеринаров был несравненно выше, чем во Франции, где первая ветеринарная школа была открыта в 1762 году. Во Франции во второй половине XVIII – начале Х1Х века в ветеринарные школы принимали малограмотных людей, низкой культуры, лишь физически развитых, а саму ветеринарию отождествляли с учением о ковке. В России же обращали значительное внимание на общеобразовательную подготовку, а специальные знания ветеринарных специалистов носили разносторонний характер. И.С. Андреевский, проректор Московского университета, писал о ветеринарном специалисте в 1795 году: «Умение читать и писать для него не довольно, а нужно ему знать... конскую анатомию, физиологию, патологию, терапию, материю медицинскую, фармацию, которые служат основанием практики хирургию, к которой принадлежат операции и разных родов раны; несколько ботаники; нужно при этом знать вес и меру как аптекарскую, так и гражданскую, которые нужны при употреблении лекарств»»»».» Сравним с высказыванием Буржела, основателя Лионской и Альфордской ветеринарных школ: «Мы принимаем только людей, предназначенных кузнечному делу, и все поступающие в школу должны выполнять любую работу в кузнице, пока они не станут сильны в той части. Никаких хирургов, никаких медиков. Мы выбираем предпочтительно детей невежественных и простых сыновей кузнецов, и которые бы умели читать и писать».

То есть, можно уверенно говорить о европейском приоритете Рос­сии в постановке ветеринарного образования.

По данным Н.Я. Новомбергского (1910), в 40-х годах ХVIII века, в России было 68 русских конских мастеров (коновалов); в 1758 г. – 20 казенных конных заводов, на 17 из которых работали русские коновалы, а лишь на трех - иностранные коновалы.

Для постановки диагноза и установления причин гибели животных коновал, кроме общего клинического осмотра, применял «анатомирование» трупов животных и выкидышей.

В случае обнаружения «прилипчивых» (заразных) и незаразных болезней лошадей изолировали в специальные помещения – «лековые конюшни», где лечили средствами растительной, животной и химической природы. Для лечения больных животных широко применяли иностранный способ – «спуск дурной крови» (кровопускание).

K ХVIII в. относится организация в России ветеринарно-аптечного дела. Первая «конская» аптека была устроена при Конюшенном ведомстве в 1733 г. По штату в аптеке полагалось два коновала и шесть учеников. Нa покупку лекарств и на расходы аптеки отпускалось 2000 рублей в год. Главным поставщиком аптеки был москательный ряд, откуда поступали терпентин, антимоний, нашатырь, алтей, лавровые ягоды и др. Кроме того, закупали в главной аптеке (медицинской) сильнодействующие («отравные») средства – мышьяк, сулему и др. По требованиям конюшенных и заводских коновалов в аптеке готовили лекарства и рассылали медикаменты в различные конюшни. В с. Даниловском при конском заводе был отведен участок земли для огорода, на котором выращивали лекарственные растения для пополнения ветеринарных аптек.

В Русском государстве в ХVIII в. все мероприятия по профилактике и борьбе с заразными болезнями домашних животных проводились вначале Аптекарской канцелярией, а позднее Медицинской коллегией. Общее руководство и надзор за этими медицинскими организациями с 1711 г. осуществлял Правительствующий сенат. Он издавал соответствующие указы и распоряжения. В губерниях страны с 1737 г. борьба с эпизоотическими болезнями находилась в ведении городских медицинских лекарей, а с 1797 г. – губернских врачебных управ.

Охрана здоровья лошадей проводилась под руководством Главной дворцовой конюшенной канцелярии, а на местах в государственных конных заводах – управляющих и коновалов-мастеров.

Несмотря на суровые наказания за нарушение правительственных указов в борьбе с эпизоотиями, заразные болезни животных продолжали свирепствовать и наносить большой ущерб. Огромный падеж вызывали сибирская язва, бешенство, ящур; чума и повальное воспаление легких крупного рогатого скота; оспа овец. В стране только за период 1744-1746 г.г. официально зарегистрировано свыше 80 крупных вспышек эпизоотий различных инфекционных болезней. Высокая смертность среди людей наблюдалась также от зооанатропонозов (сибирской язвы, бешенства и др.). Так в 1797-1798 г.г. в России (как и в ряде стран Европы и Азии) от сибирской язвы погибло «несметное количество сельскохозяйственных животных, а также людей, став жертвой сей болезни» (С.Ф. Хотовицкий,1831).

B 1741 г. Правительствующий сенат издал указ «О полицейской должности», предписывающий сообщать в Главную полицию С.-Петербурга о падеже скота от эпизоотий из городов и уездов страны.

Большой исторический интерес представляет изданный в 1746 г. сенатский указ «О предосторожности от скотского падежа». В нем был освещен вопрос о причинах появления заразных заболеваний, способах заражения и путях распространения, подробно указывались мероприятия по борьбе с заразными болезнями, причем многие указания не потеряли актуальности и в настоящее время. Указ подробно излагал существовавшие в то время взгляды на сущность инфекционного процесса.

«1. Когда в котором-либо месте без явной вины и заразительным образом начнет многое число скота пасть, тогда в том месте мор между скотом быть признавается и вина тому приписуется язвительному испорчению в воздухе и в таком случае для прекращения того мору и предосторожности от дальней заразы, без малейшего времени упущения оставшийся здоровый скот, какого бы оной не был звания, от того места отлучить, а палой скот с наивозможною скоростью зарыть в землю или ижжечь, и о том ближним соседним местам також в губернския и воеводския канцелярии... объявить о вышенаписанном, отлученной   здоровой скот отогнать далее и не меньше пяти верст от зараженного места в открытыя...поля и степи, а не лесныя и болотныя места и пасти оной сколько можно в обширности одно от другого, и накрепко при том смотреть, чтобы оный скот от зараженного места никаким другим скотом из других мест...никакого сообщения иметь, ниже приближаться мог, и до того времени, пока через месяц ни одной скотины язвою не падает, в то зараженное место здорового скота обратно отнюдь не пригонять.

2. С самого начала такого заражения под жестким наказанием запрещается обывателям из того скота, между которым язва явилася, себе на пищу не убивать и не употреблять, також и никуда онаго в другие места не выводить и не продавать и солонины никуда не отпускать...а в пищу употреблять другой скот, который не заражен.»•

В других пунктах указа описаны способы захоронения и сжигания трупов павших животных (причем рекомендовано не прикасаться к ним, а передвигать с помощью специальных шестов), дезинфекции помещения, одежды и тела лиц, соприкасавшихся с животными; значение положительных эмоций как фактора, предохраняющего от заболевания, и отрицательных как фактора, способствующего заболеванию; запрещено общение людей с зараженным скотом; предписано организовать караулы на заставах, вывешивать объявления на досках и жестоко наказывать за нарушение предложенных мер.

B указе Правительствующего сената (1761) впервые упоминается о возможности переноса заболеваний при посредстве мух:

«Не малый конской и скотской падеж больше от того происходит, что палый скот в отдаленных от жилья местах с предосторожностью не зарывают в ямы, а бросают в лесах и на полях, от чего на том палом скоте… появляются мухи, которые, укусая и здоровый скот, тем ядом заражают, и от того оный умирает, что от таковых мух и людям от укушения приключаются некоторые болезни».

В рукописи «Замечание о скотском падеже в Сибири» (1786) говорится о том, что в распространении сибирской язвы большую роль играют кровососущие насекомые (комары, мухи-жигалки, слепни), «которые и по свойству своему имеют ядовитые жала, а напитавшись такой падали согнившей, еще смертный яд и жала свои впускают и, прилетая с одной на другую здоровую лошадь и жаля их, тем заражают оных, от  которой заразы валеж (т.е. падеж) лошадей неминуемо последует... Насекомые, набираясь яду от павшей животной, жаля заражают всю скотину ...» . Таким образом, путь передачи возбудителя сибирской язвы от трупа к здоровым людям и животным через кровососущих насекомых был известен в России в ХVIII в., до научного обоснования этого открытия.

Начиная с 40-х годов ХVIII в. на границах Русского государства стали устраивать сухопутные и приморские карантинные отделения. Санитарный надзор за импортируемыми и экспортируемыми товарами, в том числе за скотом, продуктами и сырьем животного происхождения, на морских и сухопутных границах (в таможнях), а также охрану их осуществляли пограничные медицинские лекари, чиновники и солдаты карантинной стражи. В 1745 г. был издан указ «Об учреждении застав в потребных местах».

В том же году вышел указ «О запрещении ввоза в Россию скота и разного мяса из Голландии и других мест по случаю скотского падежа». Запрещался ввоз в Россию из Голландии через порты и пограничную таможню скота, а также соленого и копченого мяса до особого распоряжения. В 1749 г. был издан указ сената «О непривозе к российским портам на кораблях и других судах из тех мест, где оказывается скотских падеж, никакой скотины и мяса копченого и соленого».

Эти указы опровергают легенду о том, что Россия будто-бы, являлась источником распространения эпизоотии в Западной Европе. Наоборот, Россия охраняла свои границы от заноса эпизоотии с Запада.

B ХVIII в. в России был издан ряд правительственных указов об упорядочении мест продажи мяса, убоя животных, о наблюдении и контроле за продажей скота. Кроме вышеупомянутых указов Петра I вышли такие законодательные документы как наказ  губернаторам, воеводам и их товарищам (1728) «мясным рядам для чистоты быть в пристойных местах... так же велеть Ратуше и бурмистрам смотреть, чтобы мясные ряды были за городом» (тогда как в Западной Европе в ту эпоху не запрещалось строительство боен в городской черте); указ 1733 года, согласно которому разрешение на торговлю мясом в розницу давалось только тем мясникам, которые были записаны в «Санкт-Петербургский посад» и подвергнуты медицинскому освидетельствованию; и другие.

Убой сельскохозяйственных животных в С.-Петербурге, Москве и других крупных городах производился на бойнях под надзором специальных смотрителей, назначаемых полицмейстерской канцелярией, а осмотр мяса на рынках – медицинскими лекарями и их помощниками.

B 1749 году закон «О распоряжениях к отвращению скотского паде­жа в Ревельской губернии» обязывал мясников покупать для убоя скот только здоровый и иметь из мест покупки письменные свидетельства (прообраз современных ветеринарных свидетельств), «не доходя же до города 6 верст выдерживать такой скот в течение  двух дней в карантине».

В настоящем обзоре мы осветили лишь некоторые указы, всего за период 1713-1800 гг. в России было издано 86 указов по предупреждению заразных болезней сельскохозяйственных животных, борьбе с эпизоотиями и по ветеринарно-санитарному делу.

Мы видим, что в ХVIII в. ветеринарные законы были более совершенными, чем в ХVII веке [1]; на основе наблюдений за больными животными выявлялись причины заболеваний, и меры по борьбе с эпиэоотиями были более разносторонними. Однако вследствие отсутствия плановых мероприятий в общегосударственном масштабе, недостатка медицинских и ветеринарных кадров, отсутствия специальных государственных ветеринарных органов, а также недостаточности знаний об истинных возбудителях инфекционных заболеваний, эффективность борьбы с эпизоотиями была невысокой. Русское законодательство этого периода по ветеринарно-санитарному делу свидетельствует об исключительной научной обоснованности предлагавшихся мероприятий, не утративших своего значения и в настоящее время.

 

ЛИТЕРАТУРА. 1. Истории Российской ветеринарии. История I. Как это начиналось //Вестник ветеринарии,1997.- № 6 (4/97) .-С. 3  2. История развития эпизоотологии //Руководство по общей эпизоотологии /Под ред. И.А. Бакулова, А.Д. Третьякова, : Колос, 1979. - 424 с. З. Коропов B.М. История ветеринарии в CСCP. - M.: Гос. изд-во с.-х. литературы, 1954. - 367 с. 4. Никитин К.Н., Калугин В.И. История ветеринарии. - М.: Агропромиздат, 1988. – 191 с.